Таємниці університетів імені Вернадського

0
485

Альона Чепурко, Вікторія Новікова

*Авторський матеріал подається мовою оригіналу.

День знаний 2020-го года стал праздником для сотен подопечных Таврического университета в Киеве. Чего не скажешь про лето 2014-го, когда студенты и абитуриенты Крыма оказались перед выбором намного большим, чем профессия. Более 15-ти вузов полуострова переходили в руки оккупационной власти России, при этом не ясным оставались изменения учебных программ, правовой статус дипломов, социальные выплаты. Картину тех лет наиболее ярко рассмотрим на примере символа образования Крыма — Таврического национального университета имени Вернадского. Как переживал вуз переезд из Симферополя в Киев и о чем руководство заведения предпочитает умалчивать сейчас?  

Война войной, а защита докторских — по расписанию

После попытки России аннексировать Автономную Республику Крым, которая состоялась  18 марта 2014-го года, Таврический национальный университет имени Вернадского (ТНУ)  продолжал свою деятельность. Документооборот вуза происходил на бланках и с печатями украинского образца. 

Тем временем, оккупационная администрация полуострова объявила “переходный период” с украинского в российское правовое поле до первого января 2015-го.  Уже в апреле была закрыта кафедра истории Украины. Исполняющий обязанности ректора ТНУ в Киеве Владимир Казарин вспоминает: “Служивый человек, который это (закрытие — ред.) проводил, сказал, что история Украины — лженаука. Вместо нее была создана кафедра истории России”.

Директор Института филологии и журналистики ТНУ Светлана Кузьмина, преподававшая в крымском университете до оккупации, рассказала о судьбе факультета украинской филологии:

Світлана Кузьміна

“В марте сразу начался демонтаж “украинских” аудиторий, силовики вынесли оборудование, стенды с символами украинской государственности, книги. “Остатки” факультета сократили до размеров кафедры, но она все еще действует”.

По ее словам, состав кафедры в Крыму практически не изменился: несколько человек ушли или перешли на соседние кафедры русского языка и межъязыковых коммуникаций.

Ректором Таврического университета тогда был известный приверженец “русского мира” Николай Багров, занимающий этот пост с 1999-го года. Объявив “курс на Россию”, Багров и ТНУ оказались между двух огней. Наряду с российской образовательной программой в первые месяцы военной оккупации все нормативные документы, юридический адрес, бланки и печати оставались украинскими. Также до конца переходного периода по украинским законам осуществлялась и защита диссертаций.

Защита кандидатских и докторских в ТНУ не только из Крыма, но и со всей Украины была распланирована заранее на весь год. “К нам начала “подлезать” российская Высшая Аттестационная Комиссия, чтобы мы посылали диссертации к ним. Без разницы, даже на украинском языке — им хотелось перехватывать инициативу”, — рассказал Владимир Казарин. Однако, по информации Министерства образования и науки Украины (МОН), последние работы в Крыму по украинскому законодательству защитили 29 декабря 2014 года, через несколько дней после остановки железнодорожного сообщения Крыма с материковой Украиной. Юрист общественной организации «Крым SOS» Ольга Куришко уверенна, что защита диссертаций по украинским стандартам в тех условиях была невозможной:

Ольга Курішко

“Даже если документы напечатаны украинским языком на украинских бланках, они выданы после оккупации и в соответствии с Законом Украины “Об обеспечении прав и свобод граждан и правовом режиме на временно оккупированной территории Украины” не признаются”.

Следует отметить, что МОН принимало временный порядок, согласно которому студенты, аспиранты и докторанты имели возможность закончить обучение и защититься на материке.

Приказ МОН Украины от 28-го апреля 2015 года №483 свидетельствует, что среди успевших защититься в Крыму, в период с 22 по 29 декабря 2014 года, значится Сергей Курьянов. Получив степень доктора филологических наук по специальности русская литература от украинского ТНУ, Курьянов занял должность доцента кафедры на оккупированном полуострове, в “Таврической академии КФУ Вернадского”.

В том же списке Маргарита Миколайчик, защитившая кандидатскую степень на оккупированной территории. Женщина работает доцентом “Института иностранной филологии КФУ” в Симферополе.

Комиссию по защите возглавлял Владимир Казарин. Перечень успевших защититься под его руководством в Крыму и оставшихся в “Крымском федеральном” дополняют Светлана Капустина, Наталья Ищенко. Последняя как минимум два года после оккупации работала в “Крымском федеральном университете”. Эту информацию Ищенко подтвердила. Сейчас профессор занимает  должность проректора ТНУ в Киеве, однако на сайте “КФУ” все еще расположен ее профиль.

Единственный крымский

Летом 2014–го Министерство образования и науки Украины начало переводить университеты оккупированных частей Донецкой и Луганской областей на подконтрольные Украине территории. Таврический университет легализовали Указом президента Петра Порошенко, но добиваться этого пришлось не один месяц.

Владимир Казарин утверждает, что действующий тогда министр образования Украины Сергей Квит потребовал вывезти из Крыма копии необходимых документов: устава университета, сертификатов и прочего.

“Служебные документы, устав, сертификаты в то время негласно вывозить с полуострова было запрещено. Я копировал их ночью, а утром возвращал оригиналы в сейф. На админгранице всегда опасался, что их найдут, а меня задержат”, — рассказывает Казарин.

Виконувач обов’язків ректора ТНУ Володимир Казарін

По официальной информации Министерства образования Украины, копии таких документов как устав и сертификаты хранятся в ведомстве в Киеве.

Процесс восстановления ТНУ затягивался. Почетный профессор университета Мустафа Джемилев четыре раза обращался к премьер-министру Украины Владимиру Гройсману по вопросам вуза-переселенца, но ему отвечали, что в законе нет пункта, предусматривающего помощь крымским студентам. Тогда девять народных депутатов Верховной Рады, среди которых были Джемилев, лидер Меджлиса крымско–татарского народа Рефат Чубаров, омбудсмен по правам человека Людмила Денисова, народный депутат партии «Европейская солидарность» Алексей Гончаренко и другие в мае 2015–го направили президенту прошение о восстановлении университета в Киеве.

“Для Украины перевезти и восстановить главный крымский университет являлось вопросом репутационным и символическим. ТНУ сейчас выполняет роль культурной и образовательной интеграции наших граждан из Крыма и Донбасса. Само название университета напоминает о том, что Крым — это Украина, и, общество об этом не забывает”, — считает Алексей Гончаренко.

Олексій Гончаренко

После реакции президента, в МОН предлагали разместить ТНУ в Геническе Херсонской области. Но Таврический обосновался на своей исторической Родине — в Киеве, где он и был задуман в 1918 году как филиал Киевского университета Святого Владимира, — киевский бренд в Крыму.

Переехав, ТНУ стал уже крымским брендом в Киеве. Без зданий и студентов, университет прописали по адресу Министерства образования — проспект Победы, 10. Уже в ноябре было сформировано руководство, должность и.о. ректора занял Владимир Павлович Казарин.

ТНУ заработал на год позже, чем вузы-переселенцы ОРДЛО. Всего с территории Донбасса перевели 17 университетов, в то время как из Крыма удалось спасти только один.

“Крымский дом” для студентов

Первой площадкой для проведения вступительной кампании стал “Крымский дом”. Студентка ТНУ специальности крымскотатарская филология Айше, попросившая анонимности из соображений этики, узнала об открытии Таврического от киевских родственников.

“Крымских в первый день поступления было человек десять от силы. Поступали без украинских паспортов, со свидетельством о рождении. Нам очень помогла программа упрощенного поступления “Крым–Украина”. Ведь даже с рядовыми экзаменами абитуриенты справились средне — дала о себе знать отмена украинских предметов в школах Крыма”, — рассказала студентка.

Акція протесту 23 вересня 2016 р., фото investigator.org.ua

Учебный 2016-2017 год у поступивших в ТНУ начался позже, чем везде. К первому сентября у Таврического все еще не было корпусов и общежитий. На помощь пришли активисты: Сергей Мокренюк, Андрей Иванец и Валентина Потапова. В сентябре они провели акцию протеста под МОН с требованием предоставить университету всю необходимую базу для проведения занятий и размещения студентов. В итоге в сентябре 2016-го состоялось торжественное открытие Таврического национального университета имени В.И. Вернадского, а в распоряжение вузу были предоставлены здания бывшей Академии муниципального управления.

За последние годы из Крыма в ТНУ по официальным данным бывшего Министерства оккупированных территорий Украины поступило более пятисот человек. Однако руководство университета официально не предоставило данных о количестве студентов в Киеве, не ответив на официальный запрос.

Ректоры, исполняющие обязанности

В августе 2014–го правительство России распорядилось создать “Крымский Федеральный университет имени Вернадского” (“КФУ”) на базе распадающегося украинского ТНУ. К нелегальному вузу присоединили шесть образовательных и семь научных организаций. Но государственную аккредитацию Российской Федерации “КФУ” получил только в марте 2015-го.

В оккупированном Крыму, незадолго до своей смерти, бывшего украинского ректора Николая Багрова разжаловали до символического статуса “президента КФУ”. На одном из официальных мероприятий Багров поблагодарил Путина “за возвращение Крыма, которое было проведено блистательно”. К завершению “переходного периода”, крымским ректором назначили Сергея Донича.

В своих многочисленных заявлениях глава оккупационной администрации Крыма Сергей Аксенов не раз упоминал, что Донич “не оправдал ожидания и давно утратил доверие”. Студенты “КФУ” выходили на пикет, требуя его отставки.

В итоге кресло ректора занял Андрей Фалалеев. Назначенный без конкурса на должность исполняющего обязанности, о Фалалееве известно немного. Информацию о нем удалось найти лишь на официальном сайте крымского “университета”. Указано, что Фалалеев родился в Керчи, учился в Севастополе, где и провел большую часть жизни. Ранее работал в Санкт-Петербурге. Связаться с Андреем Фалалеевым нам не удалось.

Сергій Аксьонов та Андрій Фалалєєв, фото crimeapress.info

“Назначенный без конкурса, он является слабым и ненадежным руководителем, однако замены ему пока не нашли. Мало кто из квалифицированных работников науки в России согласится возглавить вуз, который не является признанным в мире. Любое сотрудничество с КФУ чревато попаданием под санкции”, — считает Владимир Казарин.

Конфликты вызывали кадровые назначения не только в Крыму, но и в Киеве. Так как Владимир Казарин занимал должность заведующего кафедрой в контролируемом РФ университете более полутора лет и был уволен из “КФУ” в конце 2015-го года. В октябре того года, профессор не упоминал о планах восстановления ТНУ на материковой Украине, обозначив, что переедет из Крыма и будет работать “в каком-нибудь из украинских вузов”.

Наш собеседник, участвовавший в акции протеста студентов и педагогов в 2017-м году, пожелавший не называться из соображений этики утверждает, что Владимир Казарин занимает свою должность незаконно. Закон Украины “Про высшее образование” обязывает проводить конкурс на должность ректора, а в ТНУ такого конкурса проведено не было. В свою очередь, Казарин утверждает, что конкурс может проводиться после утверждения структуры вуза, “чтобы все подразделения могли выдвинуть делегатов и участвовать в выборах”. По его словам, сейчас структура ТНУ в процессе формирования.

Политические аресты

События февраля-марта 2014-го года повлекли за собой массовый отток крымских студентов на материковую часть Украины и в РФ. Нынешнее руководство ТНУ в Киеве уверяет, что в то время, выступая против попытки аннексии, студенты и преподаватели переводились именно в украинские вузы.

Олександр Кольченко в аеропорті , повернення українських бранців з РФ, 2019

Десятки выходцев крымского ТНУ были арестованы силовиками и осуждены судами оккупационной администрации. Студент географического факультета ТНУ и защитник прав крымского студенчества Александр Кольченко был арестован ФСБ и осужден к десяти годам строго режима по обвинению в терроризме. В 2017 году Кольченко был восстановлен в ТНУ, однако учиться дистанционно ему запретили российские тюремщики. Сейчас Кольченко на свободе и продолжает обучение на четвертом курсе по специальности туризм.

Еще одним политическим заключенным Кремля стал выпускник ТНУ, правовед Геннадий Афанасьев, которого приговорили по тому же “делу Сенцова” к семи годам заключения. Президент России помиловал Афанасьева, но российские власти выдали его украинской стороне фактически по обмену на одесских журналистов, осужденных за сепаратизм.

Обширны списки бывших студентов ТНУ, все еще находящихся под стражей. Крымские незаконные “суды” подозревают их в террористической деятельности и связях с исламской политической организацией “Хизб ут-Тахрир”: Эрнест Аметов, Осман Арифмеметов, Айдер СалединовРемзи Бекиров, Руслан Сулейманов. Еще одному выпускнику ТНУ, филологу и преподавателю крымскотатарского языка и литературы Марлену Асанову грозит от 15-ти лет заключения.

Пока судьбы украинских политзаключенных находятся под пристальным вниманием общественников и СМИ, страницы крымской истории омрачены загадочными смертями. 4 июня 2014-го пропал без вести студент третьего курса Таврического университета Джохар Мелясанов. Через пять дней крымский татарин был найден мертвым у подножия Ай-Петри. Российская “полиция” тогда отказалась принимать заявление родственников о пропаже молодого человека, вскоре дело о смерти квалифицировали как несчастный случай.

В феврале этого года, в главном корпусе ТНУ в Киеве состоялось открытие выставки–экспозиции “Жертвы оккупации: 6 лет спустя”, посвященной политзаключенным, погибшим и пропавшим без вести людям в Крыму из-за военной оккупации.

Последний в списке федеральных

До создания “КФУ”, в России было девять федеральных университетов. Бывший ТНУ в оккупированном Крыму россияне считают десятым. Впрочем, во множестве рейтингов среди учебных заведений РФ, “КФУ” никогда не занимал какой-либо позиции. Однако наряду с Киевским университетом имени Шевченко и многими другими учебными заведениями Украины, “КФУ” является членом Евразийской ассоциации университетов.

В “Крымском федеральном” сейчас действует десять филиалов в Ялте, Алуште, Бахчисарае, Евпатории, Керчи, Армянске, Севастополе, Феодосии, а также в поселке городского типа Советском, селах Маленьком и Прибрежном. Студентами числится более 30 тысяч человек.

За пять лет существования “КФУ”, различные ведомства РФ через свои “крымские отделения” совершили десятки проверок и аудитов, которые не выявили практически никаких нарушений в работе учреждения.

Тем временем, в сентябре 2017-го года по требованию Министерства обороны России, в “КФУ” открылась военная кафедра. Согласно статье 51 “Конвенции о защите прав гражданского населения во время войны”, оккупационная власть не имеет права принуждать особ служить в армии.

Между тем, военная пропаганда в стенах “КФУ” осуществляется еще и за счет социальных выплат: студентам, которые в течение трех лет отслужили по контракту в одном из военных формирований РФ, “Крымский федеральный” назначает социальные стипендии в размере трех тысяч рублей.

Не секретные материалы

«КФУ» располагает четырьмя учебными корпусами в Симферополе, а также студенческим городком из пяти общежитий.  Но на практике присвоенное российскими властями хозяйство ТНУ имеет гораздо большие масштабы.

В Фонде государственного имущества Украины нам сообщили, что информацию об имуществе ТНУ в Крыму засекретили. «Перечень объектов государственного имущества может быть закрытым только в тех случаях, что касаются обеспечения национальной безопасности и сохранения военной тайны. Безусловно, список имущества университета не может носить статус служебной информации», — считает юрист Ольга Куришко. В тоже время, МОН Украины все же предоставил список государственного имущества Таврического университета.

Согласно официальному перечню, в Крыму осталась внушительная сеть хозяйственных коммуникаций:  магистральные газопроводы, теплосети и подстанции, канализационные и водосточные сети, различного рода служебные и инженерные сооружения, кабельные сети. Симферопольский ТНУ владел десятью автобусами и десятью легковыми автомобилями. В списке значится пять спортивных площадок, два стадиона и манежа для легкоатлетов. Среди непосредственно учебных активов обозначены 14 учебных корпусов, учебная лаборатория и мастерские, семь общежитий, 24 дома, более десяти складов, среди которых — склад для химических реактивов, 12 земельных участков общей площадью более 82-ух гектар. Однако нет упоминаний про археологический полигон и геофизическую обсерваторию  в Севастополе.

Одной из значительных потерь Таврического стал Ботанический сад площадью 32 гектара, расположенный на территории парка Салгирка в Симферополе. Сегодня сад носит имя бывшего ректора Багрова. Директором уже 16 лет работает Анна Репецкая. В распоряжении ботанического сада более двух тысяч видов и сортов растений, среди которых реликтовые и исчезающие экземпляры.

Генеральний план ботанічного саду, м. Сімферополь

Другая потерянная Украиной коллекция — книги. Крупнейшая университетская библиотека на полуострове площадью 1840 квадратных метров насчитывает около трех миллионов книг. Особую ценность представляет Музей редкой книги, в распоряжении которого примерно 50 тысяч экземпляров рукописных и старопечатных документов. Некоторым экспонатам насчитывается более 400 лет.

Устав “КФУ” гласит, что ежегодно университет обязан опубликовывать отчеты о своей деятельности и об использовании закрепленного за ним имущества, однако на сайте этих документов нет.

Научный потенциал

Мы неоднократно связывались со студентами и преподавателями “КФУ”, однако в последний момент наши собеседники из Крыма отказывались от публичных комментариев, даже на условиях анонимности.

Сегодня на сайте “Крымского федерального университета” можно найти много информации о международных конференциях, программах обмена студентов с другими странами и т.п. Однако о качестве крымского вуза можно судить по комментариям в сети, многие из которых далеко не позитивные. Не лучшие оценки от студентов получил и ТНУ в Киеве. При общении журналистов с учащимися в стенах вуза на условиях анонимности, почти все выразили классические жалобы: плохое состояние общежитий, “советский” подход к учебным материалам, хамство сотрудников. Студенты обоих университетов отмечают, что учеба организована “серо и неинтересно”.

Обучение в Таврическом предоставляется на бесплатной и платной основе. К примеру, год обучения на факультете журналистики обойдется  в 21-ну тысячу гривен. Цены  на эту же специальность в крымском “вузе” на два порядка выше  — 110 тысяч рублей.

Согласно официальным данным , в 2019-м Крымский” университет” получил из федерального бюджета РФ более двух миллиардов рублей, поступления из бюджета Украины для Таврического университета в Киеве составило около 40 млн грн.

Тем временем, российские СМИ сообщили, что ученые “Крымского федерального университета” разработали и запатентовали рецепт полезного майонеза. По словам сотрудников, в майонезе используются масляные экстракты характерных для Крыма растений: розмарина, сельдерея и укропа.